Как двигали дома в москве
Перейти к содержимому

Как двигали дома в москве

  • автор:

Как двигали дома на Тверской

Первый дом в Москве передвинули в 1897 году при помощи конной тяги. А 30 с лишним лет спустя начался настоящий бум перемещения зданий. Был даже создан специальный Трест по разборке и перемещению зданий.

Перемещение многоквартирного дома на Тверской

Зачем нужно было передвижение домов в Москве на Тверской

В 1937 году было решено провести реконструкцию столицы СССР. Она предполагала расширение главных улиц, в том числе и Тверской. Для этого некоторые здания на ней пришлось бы снести. Но делать этого никто не хотел. Дело в том, что многие подлежащие сносу здания уже в те годы являлись памятниками архитектуры.

Поэтому специалисты Метростроя предложили свежее решение. Они разработали план, как можно было сохранить здания, просто передвинув их. Передвижением домов в Москве занимались и раньше. Например, в 1897 году был перемещён особняк Евгении Мак-Гиль. Для перемещения многотонного дома использовали катки и рельсы, а также лошадиную тягу. Похожую технологию использовали и в тридцатые, только значительно улучшенную.

Как перевозили дома на Тверской

Под руководством Эммануила Генделя инженеры Треста придумали поистине инновационную технологию. Для перемещения зданий не требовалось выселять жильцов и обрезать коммуникации. Более того, многие жители движимых домов даже ничего не замечали! Но как такое было возможно?

Перед тем, как передвинуть дом, рядом с ним прокладывали рельсы, ведущие к новому месту. После здание отделяли от фундамента при помощи тросов и строили вокруг основания раму. Эту раму ставили на специальные катки, а само здание двигалось при помощи лебёдок. Сзади его перемещению помогали домкраты.

Как уже было сказано выше, при переезде дома на Тверской и других улицах коммуникации не перекрывали. Даже если дом ехал по рельсам, в нём горел свет, были вода и отопление. Специалисты просто подключали новую временную систему коммуникаций при помощи резиновых труб. Ход домов по рельсам проводился ночью, и многие жильцы его даже не чувствовали.

Передвижение домов в Москве

Самые сложные проекты Треста по разборке и перемещению зданий

Большим испытанием для инженеров стало перемещение Савинского подворья на Тверской. Дом ни в коем случае нельзя было разрушить, поскольку он был памятником архитектуры. Все работы проводились под видом реконструкции. Подготовка к перемещению этого здания длилась долгих четыре месяца. Основной проблемой стала масса дома — немыслимые 23 000 тонн. Но и с этой задачей справились. Дом со скоростью десять километров в час был передвинут всего за одну ночь. При этом его жильцы даже не проснулись.

А в 1940 году пришлось передвинуть здание Моссовета на Тверской. Уникальность этого переезда дома в Москве заключалась в том, что его переместили вместе с подвалом. Во время передвижки никто из чиновников не прекратил своей работы. Не переставали работать и хирурги Глазной больницы на углу Мамоновского переулка и Горького. Это здание удалось убрать в глубину квартала и развернуть на 97 градусов.

Последним крупным передвижением здания в Москве стал переезд театра имени Чехова в 1983 году. Его разделили на две части, увеличив при этом площадь зрительного зала. А сцену сначала передвинули на 25 метров, а после — на 12.

После этого глобальных перемещений зданий в Москве не было. Писательница Агния Барто даже увековечила эту грандиозную работу в произведении «Дом переехал». Книга с ним разошлась огромным тиражом, а стих цитировали и взрослые, и дети.

  • Горизонтальные небоскрёбы России — одни из самых длинных в мире
  • Для чего заключённые в СССР набивали на груди портреты Ленина и Сталина?
  • «Крокодил души моей»: кем была Ольга Леонардовна Книппер-Чехова, и почему Чехов всё-таки женился на ней
  • Банда «Фантомасы»: братья Толстопятовы наводили ужас на Ростов-на-Дону
  • Моднейшие русские причёски прошлого

Как в Москве дома передвигали

Одними из самых важных характеристик городов всегда были рост населения и строительство новых зданий. В какой-то момент градостроители понимали, что они что-то недодумали, что-то не так спланировали. Одним словом, поменялась градостроительная концепция. В таком случае были два варианта решения. Самое простое – снести всё, что мешает и построить заново, но был и способ посложнее – переместить здание в другое место.

В Москве в 1930-е годы начали осуществляться масштабные проекты, которым требовалось много места, а вот места (особенно в старой Москве) как раз и не хватало.

Первые передвижки

Отвлечёмся от современности на некоторое время. Оказывается, двигать здания люди научились ещё несколько столетий назад. Примером может служить факт, что в Болонье в 1455 году итальянский архитектор Аристотель Фьораванти перенёс колокольню церкви Санта Мария Маджоре на 10 метров. Кстати, итальянец работал и в России: в 1474 году появилась крайняя нужда в архитекторе, чтобы достроить практически рухнувший во время возведения Успенский собор в Московском Кремле.

Однако вернемся к вопросу передвижки зданий. В 1812 году и русские мастера провели подобную операцию. В городе Моршанске решили передвинуть деревянную церковь. Местный староста заявил: «Сумневаюсь я что-то. Где это видано, чтобы церкви самоходом ходили?». Русский мастер Дмитрий Петров провёл операцию на самом высоком уровне. Церковь Николы Чудотворца вместе с молящимися прихожанами переехала на 30 метров.

Как в Москве дома передвигали

В 1898 году российский инженер Федорович в Москве на Каланчёвке передвинул двухэтажный кирпичный дом весом 1840 тонн. На следующий год на Малой Грузинской улице начали возводить здание костёла. Два здания мешали строительству, и инженер Ростен справился с этой задачей.

Генеральный план реконструкции

До 1935 года такие операции были единичными, но с утверждением Генерального плана реконструкции Москвы они приобрели массовый характер. План во многих случаях предусматривал снос зданий, мешавших расширению проезжей части. Но ряд зданий решено было не сносить, а сдвинуть вглубь квартала. Специально для этих целей был создан Трест по перестройке и перемещению зданий, а работали там по преимуществу профессионалы-метростроевцы. Попробовали, передвинули шесть небольших домов, а позже поставили всё это дело на поток.

Не специалистам до сих пор кажется, что все эти перемещения – из области фантастики. Однако если соблюдать все технологические требования, дома «переезжали» безболезненно.

Как в Москве дома передвигали

Здание отделяли от фундамента специальными тросами, предварительно поставив его на мощные домкраты. По направлению движения копали траншеи, на бетонное основание укладывали шпалы, а сверху катки. Дом, одетый в железный каркас, установленный на двутавровые балки и отделённый от фундамента отправлялся на новое место. Ему помогали лебёдки и домкраты, которые толкали его сзади.

Полный вперёд

«Дом стоял на этом месте, он пропал с жильцами вместе…». Вот так описывала передвижку пятиэтажного здания в четыре подъезда детская поэтесса Агния Барто. Дом по улице Серафимовича мешал строительству Большого Каменного моста, и его передвижкой занялся советский специалист Эммануил Гендель.

Сложностью было то, что дом весил 7500 тонн, его надо было поднять почти на два метра, да и грунт в тех местах был не очень надёжным. Инженеры передвигали его так плавно, что жильцы не сразу замечали свой переезд. В газете «Известия» писали, что в передвигаемом доме всё идёт нормально. Действуют телефон, водопровод, электричество, газ. Всё это произошло, потому что все коммуникации были подключены с помощью гибких кабелей.

Как в Москве дома передвигали

В 1938-1940 годах полным ходом шла реконструкция улицы Горького (ныне Тверская). Здания на чётной стороне должны были быть немного смещены. Много малозначимых сооружений были безжалостно снесены, а вот дому №24 (бывшее Саввинское подворье) повезло. Просьба жильцов сохранить шедевр архитектуры попала к первому секретарю Московского горкома партии Никите Хрущёву, и он дал добро. Здание было решено перенести.

В США к этому времени была перемещена восьмиэтажная телефонная станция весом 11 тысяч тонн. У нас сработал принцип «перегнать и обогнать», наш дом весил 23 тысячи тонн. Когда всё было готово к переезду, жильцы попросили, чтобы их предупредили о начале переезда, чтобы пережить неспокойный момент у родственников. Только вот работники треста дали ложные сроки перемещения и провели всю операцию ночью. Результат впечатлил всех. Многие домочадцы узнали, что они переехали на новое место только утром. Очевидцы рассказывают, что дом двигался так плавно, что в одной квартире уцелела башенка из кубиков, сложенная ребёнком. Желающие и сегодня могут увидеть бывшее Саввинское подворье, которое прячется между домом №6 по Тверской улице и новым зданием МХТ по Камергерскому переулку. Самым трудоёмким стал переезд здания Моссовета – того самого, где сейчас расположилась мэрия Москвы (Тверская, 13). Дом передвинули на 14 метров, но сложность заключалась в том, что передвинули-то вместе с подвалом

После Великой Отечественной войны практика передвижения зданий продолжалась, правда, уже не в таком объёме. В 1983 году состоялось последнее из уникальных перемещений московских знаний. Было передвинуто здание МХАТ имени Чехова, при этом ещё и раздвинули пространство между сценой и залом.

В годы перестройки и в первые годы постсоветской эпохи на такие проекты денег уже не было, и перенос зданий пришлось прекратить.

Как в СССР передвигали дома вместе с жильцами

Советские инженеры любили удивлять западных коллег. Например, они передвигали дома весом в несколько тысяч тонн. Вместе с подвалами. Не отключая воду и свет. А главное — пока жильцы мирно спали в квартирах

Фото: public domain

Фото: public domain

Если градостроительная концепция изменилась, у архитекторов остается два варианта. Самый простой — снести все то, что мешает. Но это непрактично. Поэтому был найден более изысканный способ: передвигать старые здания в новые места. Пусть даже они весят тысячи тонн. Именно этим в 1930-е годы увлеклись советские строители. Благодаря инженерным находкам удалось расширить центральные московские улицы и сохранить исторические здания. Кому-то это до сих пор кажется фантастикой. Тем более если учесть, что такие перемещения происходили без отключения коммуникаций и выселения людей. Рассказываем, как все началось и почему дома переезжали без повреждений.

Первые гуляющие дома

Первые документальные свидетельства о передвижении зданий относятся к 1455 году. Тогда итальянский архитектор Аристотель Фиораванти без единого повреждения передвинул 25-метровую каменную колокольню в Болонье на 13 м. Российские умельцы осуществили подобную операцию несколько столетий спустя. В 1812 году крестьянин Дмитрий Петров из города Моршанска вызвался увезти старую церковь, чтобы расчистить место под новую. В результате деревянная постройка была сдвинута на 30 м вместе с находящимися внутри прихожанами. Первый же «переезд» каменного здания состоялся в 1898 году. Опираясь на опыт иностранных коллег, инженер Осип Федорович передислоцировал двухэтажный дом на Каланчевской улице в Москве.

Фото: oldmos.ru

Фото: oldmos.ru

И все же эти случаи долгое время были единичными. Массовое «переселение» домов началось в 1935 году, когда утвердили Генеральный план реконструкции Москвы. Документ предполагал расширение центральных улиц города, для чего требовалось разрушить многие постройки, в том числе памятники архитектуры. Поскольку делать этого никто не желал, советские руководители сформировали специальную организацию, которая занялась передвижением зданий. В нее в основном входили специалисты-метростроевцы. Ради пробы они переместили шесть небольших зданий, а потом взялись за масштабные объекты. Руководить работой назначили инженера Эммануила Генделя, который незадолго до этого передвинул 320-тонную фидерную подстанцию: она мешала прокладке трамвайных путей.

Как менялись центральные улицы

«Дом стоял на этом месте, он пропал с жильцами вместе», — так писала про передвижку одной из пятиэтажек Агния Барто. И это не художественный вымысел: иногда строители двигали здания без предварительного выселения людей. Один из примеров — «переезд» жилого дома на улице Осипенко (ныне Садовническая улица). Он был построен буквой Г, длинная сторона которой пересекалась с новым Краснохолмским мостом. Сложность заключалась в том, что дом стоял на заболоченном грунте, а его каркас обладал недостаточной жесткостью. Эммануил Гендель предложил решение: разделить дом на две части, а затем переместить одну из них и развернуть на 19 градусов. Задумку осуществили за три дня. Все это время жители находились в своих квартирах.

Фото: oldmos.ru

Фото: oldmos.ru

Похожая история случилась при строительстве Большого Каменного моста. На его пути стоял совсем еще новый пятиэтажный жилой дом, включавший четыре подъезда. Никто не хотел его сносить. Но прежде чем перевозить здание, его требовалось поднять почти на 2 м. И это при том, что вес постройки составлял внушительные 7,5 тыс. тонны. Однако инженеры снова превзошли себя. Более того, при «переезде» люди продолжали вести привычную жизнь. Вот что писали в «Известиях» 27 сентября 1937 года: «В передвигаемом доме жизнь идет вполне нормально. Действуют телефон, водопровод, электричество, газ». Это оказалось возможным благодаря временной системе коммуникаций и специальным гибким кабелям, которые предварительно подключили к зданию. Советские инженеры перемещали объекты настолько плавно, что жильцы не всегда сразу это замечали. Так произошло с бывшим Саввинским подворьем, которое теперь находится по адресу Тверская, 6/1. О новом месте жительства люди узнали только наутро, когда проснулись. Им намеренно не озвучивали точные сроки проведения операции, поэтому в назначенный день все были в квартирах и ни о чем не догадывались. Пока жильцы спали — метростроевцы трудились в поте лица. Это сооружение оказалось самым тяжелым из всех, что перевозили ранее: оно весило 23 тыс. тонн. Результат впечатлил всех. Бригада Эммануила Генделя провернула все так ловко, что в одной из квартир уцелела башня из кубиков, которую накануне вечером сложила шестилетняя девочка.

Рельсы, шпалы и домкраты

Чтобы добиться плавности и не повредить здания, требовалось огромное количество рабочих рук и строгое соблюдение технологии, которая к тому моменту мало чем отличалась от метода Аристотеля Фиораванти. Разве что для тяги вместо лошадей теперь использовались гидравлические домкраты и паровые двигатели, а катки и рельсы стали изготавливать из металла. Рабочим нужно было аккуратно отделить здание от фундамента, а затем приподнять его и отправить на новое место. Подготовка к транспортировке домов была очень основательной: на это уходило не меньше полугода, тогда как сама операция занимала от одного до шести дней — в зависимости от расстояния. Всего в довоенной Москве успели передвинуть 23 каменных сооружения.

Фото: oldmos.ru

Фото: oldmos.ru

Чаще всего «переезды» происходили по следующему сценарию. По периметру несущих стен устраивали раму из железных балок — она помогала сохранить хрупкую конструкцию от разрушений. Затем с помощью специальных тросов дом отрезали от фундамента, заранее подставив мощные домкраты. Дальше метростроевцы подготавливали территорию, по которой должен был проехать «переселенец». Они пробивали траншеи, куда на твердое бетонное основание укладывали шпалы, а на них — катки. Установленное на двутавровые балки и окончательно отделенное от фундамента здание могло катиться. Помогали лебедки, которые буксировали его вперед, и домкраты, толкавшие сзади. Со стороны эта конструкция напоминала гигантские сани с десятками полозьев.

Практика, которая возвращается

Постепенно советские инженеры стали выполнять все более сложные задачи, в частности, научились передвигать дома вместе с подвалами. Яркий пример — передвижка здания Моссовета, где теперь находится мэрия. В послевоенные годы денег на осуществление подобных проектов не хватало, поэтому перенос домов пришлось прекратить. Одним из последних место прежней дислокации сменил МХТ имени Чехова. Во время капитальной реконструкции в 1983 году здание театра сначала разделили надвое, а затем отодвинули одну из частей вглубь квартала. Этот прием позволил расширить сценическое пространство и установить новые механизмы для сценических эффектов. С тех пор практика передвижек ушла в прошлое: сегодня здания куда проще разрушить.

Фото: oldmos.ru

Фото: oldmos.ru

По словам экспертов, дело — в изменившихся реалиях: подготовка к «переезду» занимает не меньше полугода, а расширить дорогу иногда требуется за месяц. И все же некоторые архитекторы считают, что в отдельных случаях технологию передвижек стоит использовать. Например, когда дело касается исторических сооружений. Первый за последние 40 лет подобный проект недавно начали реализовывать на Складочной улице за Савеловским вокзалом. Застройщик передвинул водонапорную башню XIX века на расстояние более 100 м ради ее сохранения. В ближайшее время такая же участь ждет фасады двух корпусов бывшего компрессорного завода «Борец». Их хотят интегрировать в новый комплекс технопарка и использовать в качестве офисных помещений.

«Он пропал с жильцами вместе»

125 лет назад в Москве впервые переместили жилой каменный дом — двухэтажный особняк на Каланчевской улице, мешавший расширению железной дороги. С тех пор на новое место переехали десятки построек в центре столицы, в том числе Саввинское подворье, здание Моссовета и Конторский дом Сытина. Как это было — в фотопроекте «Ъ».

Первые «шаги»

Технология перемещения зданий появилась в Италии еще в середине XV века. В России первый удачный опыт датирован 1812 годом: умелец Дмитрий Петров передвинул деревянную церковь в Моршанске (Тамбовская губерния). Каменное строение впервые переехало в августе 1898-го в Москве. Инженер Осип Федорович, занимавшийся расширением товарной станции Николаевской железной дороги (сейчас — Октябрьская), предложил хозяйке двухэтажного особняка на Каланчевской улице, вдове состоятельного шотландца Джейн Макгилл, переместить дом, чтобы уберечь почти новое кирпичное здание от сноса. Федорович опирался на опыт зарубежных специалистов, подкрепленный собственными разработками. Подготовка к перемещению заняла несколько месяцев.

Фото: Журнал «Нива» / PastVu; Евгений Разумный / Коммерсантъ

«Здание связано в трех местах поперек стен железными связями; в окнах и дверях вставлены распорки. Для уменьшения тяжести здания штукатурка отбита; сняты все перегородки, двери, пол также вынут» (журнал «Нива», август 1898 года).

Выйти из полноэкранного режима
Развернуть на весь экран

Современный вид на дом, передвинутый в 1898 году

Улица Каланчевская, 32/61

Современный вид на дом, передвинутый в 1898 году

Фото: Коммерсантъ / Евгений Разумный

Улица Каланчевская, 32/61

Фото: Коммерсантъ / Евгений Разумный

Особняк был укреплен стальной рамой и срезан с фундамента специальными тросами, а затем при помощи катков, шкивов, домкратов и конной тяги за неделю передвинут по рельсам на 100 м западнее и установлен на новый фундамент. На пути находился ров, который пришлось засыпать и утрамбовать, чтобы земля выдержала здание весом более 1,8 тыс. тонн. В перемещении участвовали 100 человек, затраты составили 4 тыс. руб. Технология вошла в историю как «метод передвижки Федоровича».

По накатанной

Массовое перемещение началось в 1935 году после утверждения Генерального плана реконструкции Москвы. Осенью Контора по подводке фундаментов Метростроя осуществила «пробный переезд» — подвинула на 25 метров электроподстанцию во дворе Театра сатиры, мешавшую вывозить грунт со стройки подземки. Для этого на уровне среза фундамента были установлены рандбалки, укреплявшие конструкцию, а сама передвижка произведена по каткам из толстостенных труб со скоростью 6 м/ч.

Этот метод оказался дешевым и практичным — срок службы построек возрастал, поэтому в 1936 году из числа метростроевцев был сформирован Трест по передвижке и разборке зданий. Его главным инженером стал Эммануил Гендель.

Выйти из полноэкранного режима

Советский инженер-строитель, специалист по передвижке зданий, технолог реставрационных работ Эммануил Гендель

Развернуть на весь экран

Советский инженер-строитель, специалист по передвижке зданий, технолог реставрационных работ Эммануил Гендель

Фото: Валерий Шустов / РИА Новости

В начале 1937-го его специалисты переместили на 70 м лабораторию Завода грампластинок весом почти 700 тонн в Апрелевке (Московская область) и несколько домов, мешавших спрямлению русла Москвы-реки в районе Серебряного Бора. Там они отработали технологию движения по сложным трассам, развороты и другие приемы.

Первым серьезным проектом треста стало перемещение пятиэтажного дома в форме буквы «Г» на Садовнической улице — здание мешало строительству Большого Краснохолмского моста. Дом разделили на две части, а затем его «длинную» (88 м) сторону передвинули и при помощи домкратов развернули на 19 градусов. Жильцов при этом не отселяли: водопровод и канализация продолжали функционировать благодаря эластичным трубам. Переехавшая часть пятиэтажного здания до сих пор стоит на новом месте. Оставшаяся на месте в 1967 году была разрушена взрывом бытового газа, жертвами которого стали 147 человек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *